12  |  7 февраля, Вторник

Старые дома Орла. Улица Розы Люксембург. «Дом Турбина»

08 мая
Блоги

Не так давно у нас в городе по инициативе художницы Людмилы Парицкой заговорили о памятнике доктору Турбину.

Для Орла, где в последние годы большинство памятников носят военно-патриотический характер, такая идея звучит неординарно. Где будет стоять памятник, пока не решили. Да и средства еще не собраны – ведь это народная инициативы и, власть в нее материально не вкладывается.

Фото Орелтаймс

Но, где находится дом Владимира Ивановича, краеведам известно.

Это старинный деревянный дом №19 на перекрестке улицы Розы Люксембург и Маяковского (бывших Большой Мещанской и Пуховой). Именно в нем жил Владимир Иванович Турбин.

Несмотря на то, что умер доктор почти 40 лет назад, жители города до сих пор помнят его. Вспоминают его добрым словом и те, кто хоть раз встречался с ним, и совсем молодые люди, знающие о нем по рассказам бабушек и дедушек. Последние обычно говорят: «тот самый Турбин» или «легендарный Турбин».

О Владимире Ивановиче написано немало статей и очерков орловских журналистов и историков, воспоминаний ветеранов войны. Поэтому я обозначу только основные вехи его биографии. Потомственный дворянин, в роду было много представителей духовенства. По предположению орловских краеведов его семья состояла в отдаленном родстве с родом священников Булгаковых, к которому, кроме отца Сергия, принадлежал ещё и писатель Михаил Булгаков.

Дом №19 на улице Розы Люксембург, о котором пойдет речь, не был для Владимира Ивановича родным. Он родился 20 февраля 1905 года в доме на улице Заострожной (теперь Ермолова) неподалеку от Успенского мужского монастыря. Его семья жила там с 80-х годов 19 века после переезда из Ливен, старинного города Орловской области. В дом на углу Маяковского и Розы Люксембург семья Турбинных (мать, младший сын Владимир и две его сестры) переехали уже после революции. Кто жил в этом доме прежде, и когда он был построен, неизвестно.

С 1932 года до самой пенсии жизнь доктора Турбина была связана с инфекционным отделением областной больницы. Еще до войны он стал известен и уважаем в городе как талантливый врач. Важнейшим и определяющим событием в жизни Владимира Ивановича стало принятие монашеского пострига в орловском Успенском монастыре. Внешне его жизнь не изменилась и, став «монахом в миру», он старался охранить это в тайне.

В годы войны и оккупации Владимир Иванович продолжал работать заведующим отделения и спасал раненых солдат от плена и угона в Германию, оформляя их как пациентов своей больницы. По сути дела, в его отделении, под самым носом у фашистов, действовал подпольный госпиталь. Вылеченных от ран солдат записывали мертвыми и переправляли за линию фронта.

На следующий день после освобождения Орла доктора Турбина и многих других врачей из его больницы арестовали за то, что оставались в оккупации и работали с немцами. Дело удалось прекратить, но Владимира Ивановича сместили с должности заведующего отделением, а на его место назначили врача, который приехал из эвакуации. Долгое время он работал рядовым врачом, за ним, как за врагом народа, была слежка.

В начале 50-х доктор Турбин стал заведовать отделением воздушно-капельных инфекций. Для многих жителей Орла он стал моральным авторитетом, который не могли поколебать ни пренебрежительное отношение официальных властей, ни кляузы в местной прессе.

Особое негодование властей и, как следствие, разгромные статьи в орловских газетах вызвало освидетельствование им мощей Тихона Задонского. Экспертиза Владимира Ивановича показала, что мощи подлинные и действительно нетленны. Эту историю и сейчас помнят многие из горожан.

В последние десятилетия жизни Владимира Ивановича нуждающиеся в его помощи приходили и в больницу, и домой.  Хозяин дома никому не отказывал. Умер Владимир Иванович Турбин 22 апреля 1972 года, похоронен на Троицком кладбище.

Дом №19 на улице Розы Люксембург, упоминается в исторических очерках о семье Турбиных вскользь. Это понятно, ведь строили и украшали его, совсем другие люди и его внешний облик ничего не может нам сказать о вкусах и пристрастиях живших там впоследствии.

Но так ли это? Мне кажется, нет. И любой дом, в котором человек прожил не один год, может охарактеризовать своего хозяина не хуже, чем воспоминания современников. Однако это вопрос спорный, и многие могут со мною не согласиться. В любом случае, внешнее убранство и архитектурные особенности здания, где провел почти всю свою жизнь «легендарный доктор Турбин», незаслуженно обходятся стороной. Между тем, дом этот, интересен и как самостоятельное произведение деревянного зодчества нашего города.

Убранство дома №19 характерно для деревянных домов зажиточных орловцев рубежа 19-20 веков: двухскатная крыша и резной фронтон с круглым слуховым окошком, окна с резными наличниками, стены, обшитые горизонтальным и вертикальным тесом, филенчатые ставни и двери.

За исключением окаймления оконных рам, состоящего из примыкающих друг к другу рельефных пирамидок, вся резьба, украшающая дом №19 — ажурная. В ее основе лежит орнамент, из стилизованных растительных мотивов: изогнутые ветви с листочком на конце. На фризе (идущем под самой крышей двух внешних стен) и скатах крыши это более заметно, чем в наличниках и карнизе, где резьба скорее напоминает абстрактные завитки.

Пожалуй, главная ценность этого дома в том, что в отличие от многих других орловских домов почти все его убранство выдержано в единой стилистике. Одни и те же элементы видны в декоре фриза, наличников и карниза. Похожие орнаменты резьбы, по отдельности встречаются еще в нескольких домах города, а вот второго такого цельного ансамбля в Орле либо не было (и тогда он был уникален), либо не сохранилось до наших дней.

Единственным исключением из этой цельной орнаментальной композиции декора дома являются необычные украшения его углов, представляющие собой полукруг от которого отходят три «луча». Это один их наиболее характерных элементов каменной архитектуры модерна. В нашем городе есть всего несколько деревянных домов с такой же деталью в декоре, но в них заимствованы и другие модерновые мотивы. Здесь же вся остальная резьба вполне традиционна.

При жизни Владимира Ивановича, дом поддерживался в хорошем состоянии. Потому и сохранил до наших дней свою первоначальную темно-зеленую окраску, и все элементы декоративной резьбы. После его ухода дом, словно тоже покинула жизнь. Он стал ветшать и разрушаться.

Думаю, многим почитателям доктора Турбина приходила мысль если не о превращении этого здания в его дом-музей, то хотя бы об установке там мемориальной доски.

Однако пока имени его нет даже на мемориальной доске, висящей перед входом в областную больницу, как впрочем, и многих других заслуженных имен.

Зато в честь его назван частный неврологический центр на улице Нормандии-Неман, где ведут прием его внучатые племянники – доктора-неврологи Юлия и Денис Задернюки.

Будем надеяться, что народная инициатива сможет пробить себе дорогу и памятник доктору Турбину появится в нашем городе: Людмила Парицкая предлагает поставить его на Бульваре Победы – именно по этой улице легендарный доктор много десятилетий ходил на работу в больницу.