12  |  7 февраля, Вторник

«Дом купца Калабухова» замер в ожидании перемен

06 апреля
Блоги

Вскоре Орел ожидает очередная реставрация памятника архитектуры – дома №45 по улице Ленина. По документам, он, числится как объект культурного наследия регионального значения «дом купца Калабухова XIX век». Надеюсь, что эта реставрация пройдет удачно, восстановит его исторический облик, не исказив и не уничтожив его важные детали из разных эпох.  А для нас это повод еще раз вспомнить о его непростой истории.

Дом №45 одна их немногих сохранившихся в этом квартале исторических построек. Это двухэтажный каменный особняк, с большими арками на стенах 1 этажа. Прежде в них были витрины или большие складные двери торгового помещения. Сейчас же на обоих этажах этого здания офисы и частное медицинское учреждение.

Дом стоял здесь еще в те времена, когда соседняя улица Салтыкова-Щедрина, к которой обращена часть его фасада, называлась Борисоглебской. Первые упоминания о нем относятся к первой половине XIX века. Тогда это были одноэтажные лавки. Прямо напротив них можно было увидеть институт благородных девиц, а с другой стороны – первую в истории города полицейскую часть с каланчой. Чуть дальше на улице возвышались два храма: давший имя улице Борисоглебский, где крестили Тургенева и младших братьев Лескова; и Петропавловский кафедральный собор. Сам Иван Сергеевич Тургенев родился также неподалеку, в соседнем от дома квартале.

В советский период дом №45 успел побыть и городской администрацией и «Орелтуристом». От последнего, внутри здания остались красивые витражи. Надеюсь, что их сохранят в ходе реставрации. Но конечно самая интересная часть истории этого здания связана с семьей Кулабуховых.

Купцы Калабаховы (чаще встречается вариант их фамилии «Кулабуховы», им мы и будем пользоваться) имели в Орле XIX века множество домов и были людьми влиятельными.

Самые первые из Кулабуховых, о которых нам известно – братья Алексей и Максим Фокич. Они жили в Орле в первой половине XIX века, в приходе храма Михаила-Архангела. Позднее, в 1840-х годах, старший из братьев, Максим, с семьей переехал в другой приход, на улице Борисоглебской (Салтыкова-Щедрина). Он первый из известных владельцев  дома по Ленина №45.

А вот брат его, Алексей Фокич Кулабухов, так и остался бессменным обитателем Пушкарных улиц. Его большая усадьба, с пятью домами и многочисленными службами была прямо напротив церкви Михаила-Архангела и занимала значительную часть квартала между улицами, Посадской, 1-й Пушкарной (прежде Михаилоархангельской) и Энгельса (бывшей Ситниковской).

Там он «торговал оптом и в розницу хлебом, пенькой и солью». Поэтому в состав усадьбы входили обширные склады и несколько жилых и административных построек. Часть из них была разрушена при строительстве Тургеневского моста в 1971 году. До наших дней сохранились два здания бывшей усадьбы Кулабуховых обращенные фасадом к улице Энгельса, по адресу 1-я Посадская №4/6. Это два примыкающих друг к другу двухэтажных здания. Одно из них, каменное, пережило в советское время несколько перепланировок. В результате чего старые окна и двери  на его фасаде были заложены, а новые довольно неаккуратно были сделаны на новых местах. Исковерканный после перестройки и разрушения соседнего здания торец этого дома уже много лет закрыт баннерами, встречающими въезжающих на мост со стороны Посадских идиллическими картинами орловской жизни.

Еще несколько зданий в других частях города принадлежали семье Кулабуховых и использовались ими как доходные дома или магазины. В том числе дом в начале улицы 5-й Курской (Фомина), выстроенный по проекту Тибо-Бриньоля в 1881 году. На руинах этого дома, оставшихся после войны, был построен современный дом №1 по улице Фомина.

На рубеже веков дом №45 по современной улице Ленина принадлежал сыну первого владельца, орловскому и малоархангельскому купцу Василию Максимовичу Кулабухову. В губернии он был известен не только как богатый торговец, но и как «сутяга» постоянно ведущий различные тяжбы и споры с соседями, участковыми приставами и даже городскими властями. В областном архиве сохранилось несколько таких дел.

В том числе и его жалоба 1880-х годов на Орловское городское общество, которое не возвращало сделанного им вклада в банк. Многие в Орле и за его пределами тогда лишились своих сбережений из-за банкротства городского общественного банка. Но возмущало строптивого купца не только это.

В те же годы в городе готовились к установке памятника его давнему соседу И.С. Тургеневу. Знаменитый писатель-орловец умер в 1881 году и городское общество таким образом хотело почтить его память. Городским головой (как сейчас сказали бы, мэром города) в те годы был родной дядя В.М. Кулабухова – Алексей Фокич. И он уже отказал просителям в финансировании данного проекта. Деньги пришлось собирать по подписке, «всем миром».

И это Василию Максимовичу тоже не понравилось. Поэтому в конце своей жалобы на банк он, сделал длинное «лирическое отступление» просто и незамысловато излагая свои взгляды и жизненные приоритеты: «Некто был мценский помещик Иван Сергеевич Тургенев, коего я и прочие знать лично не знаю, вследствие чего принимать участие по [установке памятника] Тургеневу не собираюсь. Орловское общество сбирает на памятник, равно и полиция по подписному листу, приходила ко мне. А между тем был орловский помещик фельдмаршал граф Николай Михайлович Каменский, завоеватель Финляндии в 1811 году, похоронен в селе Сабурове Орловского уезда в 9 верстах от Орла. Ничего не делало и теперь ничего не делает общество по защитнику и просветителю Славы России. Брат же его Сергей Михайлович Каменский, Генерал от инфантерии, содержатель Орловской труппы много больше сделал добра противо Тургенева. Пожертвовал утварь домовой своей Церкви в Борисоглебский собор в Орле».

К этим словам трудно, что-либо добавить. Кроме, пожалуй, того, что Василий Максимович Кулабухов, несмотря на свой довольно склочный характер, был человеком простым и искренним. Как его деды и прадеды из купеческого сословия он считал что «дело надо делать и не бумаги писать». И надо отдать ему должное – дело это у него со словами не расходилось.

Долгие годы Василий Максимович жертвовал крупные суммы в пользу сирот, вдов и престарелых мещан города Малоархангельска. Его благотворительная деятельность оставила добрую память в этом уездном городе. И вот исторический парадокс — после смерти купца горожане решили установить ему памятник. В губернии все еще тянулся сбор денег на памятник Тургеневу, а мещанское общество Малоархангельска, без всяких подписок и уговоров со стороны полиции, выделило 100 рублей (весьма крупную по тем временам сумму) на увековечивание памяти купца-благотворителя.

Однако тогда ни один из этих памятников не был установлен. Ни писатель, ни строптивый купец так и не получили своих законных монументов в начале ХХ века. Первый большой и монументальный памятник Тургеневу в Орле появится только в 1968 году. К тому времени, имя купцов Кулабуховых, так активно противостоявших увековечиванию «мценского помещика» Тургенева будет забыто и в Орле, и в Малоархангельске. Дома их прешли в руки государства, имена их стерты из истории губернии. «Бесполезное» печатное слово, столь презираемое ими, окажется прочнее купеческого «дела» пред лицом времени. Трудно сказать насколько это справедливо.

И все же, хотелось бы, чтобы имя Василия Кулабухова, такого странного и незаурядного человека, даже для своего времени, звучало в Орле почаще, а его бывший дом стал примером качественного восстановления старинного здания.

Дарья Фурманская